00:45 

Глава 2 часть V

Mary~Cherry
там, где скрываются сказки


В библиотеке царил порядок, на стенах висели немногочисленные портреты предыдущих хозяев Малфой-мэнора, с презрением наблюдающих за Грейнджер. Она еще в доме на Гриммо, 12 привыкла к подобным нелестным взглядам, поэтому уже и не обращала на них внимание. Когда Гермиона подобралась к полке, на которой хранились редкие сочинения по астрономии, в библиотеке объявились Драко и Пэнси.

Вокруг царил полумрак, лишь язычки пламени, игравшие в камине, бросали слабые отблески на их лица.

— Знакомся, Пэнси, — глумливо провозгласил Малфой, — а вот и моя будущая мачеха.

Гермиона одарила его хмурым взглядом и продолжила рассматривать книги.

— Эй, Грейнджер, надеюсь, ты помнишь Пэнси Паркинсон?

Незаметно покосившись в сторону своей бывшей однокурсницы, Гермиона взяла с полки какой-то огромный том и неторопливо зашагала к дверям библиотеки.

Конечно же, она прекрасно помнила слизеринку. С самого детства Гермиона подсознательно выделяла ее среди остальных ребят из враждебного факультета. Довольно умная, всегда сдержанная, Пэнси никогда не делилась своими горестями, как другие делились с ней. Больше всего в ней поражало редкостное самообладание — ничто не могло выбить ее из колеи, казалось, она выучилась этому с младенчества. Однажды, когда они учились еще на пятом курсе, и между Драко и Гарри произошло очередное столкновение, которое не обошлось без физической силы, Гермионе показалось, что Пэнси впервые обратилась к ней достаточно уважительно. Прибегнув к помощи Забини, они кое-как сумели разнять дерущихся однокурсников, но при этом Паркинсон случайно пострадала: взбешенный Малфой, пока она вместе с Блейзом пыталась оттащить его от Поттера, нечаянно ударил ее локтем прямо по скуле.

— Прости... Это все Гарри, — виновато пролепетала Гермиона. — Он первый напал на Малфоя.

— Ничего. Драко тоже в долгу не остался. Тем более, сам напросился.

Из них всех самообладание не теряли только они обе. Гермиона и Пэнси никогда слепо не ввязывались в перепалки, да и вообще старались друг друга не замечать. Но после того случая они как-то раз столкнулись в проходе лицом к лицу, и Грейнджер, поддавшись какому-то внезапному порыву, тихо выдавила слабое "привет". Паркинсон тут же отвела взгляд, проигнорировав ее, и просто прошла мимо. Это оскорбило Гермиону больше, чем ей хотелось бы на самом деле признавать.

Теперь же эти воспоминания отзывались лишь тоскою по друзьям, и, возможно, она уже не чувствовала той странной обиды, однако...

— Нет, не помню, — проходя мимо Малфоя и Паркинсон, наконец ответила Гермиона, не удостоив их даже взглядом.





Вечером того же дня, после ужина, Гермиона вышла на улицу. Всего лишь на пару минут вышла, чтобы просто убедиться — она свободный человек и вправе распоряжаться своей судьбой сама. И если она здесь, значит ей так нужно. Ради Чарли. Почти каждый такой вечер Гермиона заставляла себя верить в свои силы и не бросать намеченных целей. Конечно, становилось все сложнее переносить издевательства Малфоев, и возможно, вначале она думала, что ей будет совершенно безразлична эта инквизиция, но мысли об отступлении Гермиона упорно изгоняла из своей головы.

Вспомнив, что она сегодня еще ни разу не выпускала Сычика из клетки, Гермиона поспешила в дом. Но у самой двери спальни остановилась как вкопанная. Она отчетливо помнила, как плотно заперла ее, прежде чем спуститься к ужину, но сейчас дверь почему-то была чуть приоткрыта, а за ней слышался приглушенный скрип половиц, свидетельствующих о том, что сейчас в ее комнате находился посторонний. Эльфы в этом доме никогда не пользовались дверьми — они бесшумно убирались в комнатах пока нет хозяев и пользовались лишь трансгрессией.

Гермиона опасливо тронула рукой дверь, и та открылась сразу же. В дальнем конце комнаты, возле высокого окна, стоял Драко, глядя вниз на тщательно подстриженную лужайку, тянувшуюся от террасы до густых зарослей цветущих бугенвиллей и стройных кипарисов, где она только что прогуливалась. Гермиона заколебалась, по коже пробежали мурашки.

— Ты что тут делаешь? — возмущенно осведомилась она. — Это моя комната, Малфой...

— Твоя? — перебив ее, холодно поинтересовался Драко. — Ты уверена, что в этом доме есть хоть что-то твое? — он наконец развернулся к ней лицом.

— Как же ты мне надоел. Придумай что-нибудь новенькое, — скривилась Гермиона.

— О, не сомневайся, — ухмыльнулся он. — Ты даже представить себе не можешь, что я задумал.

Больше всего на свете ей сейчас хотелось сделать какой-нибудь жест, показать, что ему не удастся заставить ее чувствовать себя сломленной, но ее выдавал взгляд. Когда-то ее глаза сверкали таким живым огнем, а теперь они совсем другие — погасшие, покорные, безмерно усталые. Даже не нужно обладать легилименцией, чтобы ясно увидеть это. И он видел. Видел и наслаждался.

— В чем дело? — хрипло спросил Драко, приближаясь к ней. — Так сильно напугал?

— Вот еще, — восстанавливая самообладание, вскинулась Гермиона. — Ты ничем не сумеешь запугать меня, если, разумеется, в твои планы не входит использование физической силы, чтобы вытурить меня, но знаешь, это слишком аморально даже для таких, как ты. Хотя... тебя-то, Малфой, конечно же, ограничения не волнуют!

Драко усмехнулся, передернул плечами, засунул обе руки в карманы и, едва удостоив ее беглым и равнодушным взглядом, опустился в кресло.

— Нет, грязнокровка, все куда хуже, — оскалился он.

У Гермионы внутри все покрылось ледяной коркой.

— Я не отступлюсь, даже не рассчитывай!

запись создана: 03.03.2012 в 23:27

@темы: Новая глава, Коллажи/Картинки/Арты, Банши

URL
Комментарии
2012-03-04 в 04:13 

Дождались еще как!!)это просто бесподобно))**

   

Бестиарий Мэри

главная