01:17 

Глава 10 часть III

Mary~Cherry
там, где скрываются сказки


Малфой замер. Гермиона почувствовала, как застыло его тело. Казалось, он даже перестал дышать. Она немного отстранилась от него, чтобы увидеть выражение его лица, и мысленно приготовила себя к самому худшему. Но Драко словно бы выпал из реальности, замер, не в силах пошевелиться, а в устремленном в стену взгляде прочитывалось осознание. Когда он наконец посмотрел на нее, вечность прошла между двумя ударами ее измученного сердца. Губы его разомкнулись, и он хотел было что-то ответить, но неожиданно даже для самой себя Гермиона не дала ему этого сделать, запечатав рот поцелуем, будто оттягивая свой приговор. Горячая дрожь пробежала по телу Малфоя, свидетельствуя о том, что ее поцелуй и объятие нашли в нем откровенно-чувственный отклик. Ответив на поцелуй Гермионы, он словно взял главенство на себя, а затем, чуть отстранившись, заглянул ей в глаза. Это длилось не больше двух секунд, и поскольку Малфой не в силах был сопротивляться очарованию, он завладел ее губами с новой силой. Драко взял от этого поцелуя все, что мог, языком проникая внутрь, вытягивая всю ее сущность, впитывая в себя ее запах, чувствуя себя подобно чертовому дементору, посягнувшему на ее покой и безопасность.

Наконец он нехотя оторвался от нее и отошел на пару шагов, отчего Гермиона чуть не сползла на пол, потеряв опору в виде его тела.

— Ты сбиваешь меня с толку… — выдохнул Драко.

На ее лице отображалась мучительная неуверенность, но затем она почувствовала, как все мысли рассеялись прочь, и на передний план выступила затопляющая боль в голове. Ее губы шевельнулись и испустили еле слышное слово — его имя «Драко». После этого глаза Гермионы устремились вверх, тело ослабло окончательно, и она потеряла сознание.

***

Сухие бледные губы, белая почти неживая кожа, впалые щеки — когда она превратилась в эту неподвижную фарфоровую куклу? В какой момент искорки ее жизни стали потухать или уходить куда-то вглубь души?

Пэнси тихонько присела на краешек кровати и поправила волосы Гермионы.

— … Спасибо… — хрипло и так слабо выдохнула она, приоткрывая веки.

— Ох… ты проснулась, — Пэнси взволнованно дотронулась до ее руки. — Драко был здесь, он не оставлял тебя и хотел быть рядом, когда ты проснешься. Сначала он не хотел меня пускать, но ему пришлось уступить.

Блеклая улыбка скользнула по губам Гермионы.

— Ты что, заколдовала его?

— У меня не было выбора, ведь он не разговаривает со мной, потому что… узнал обо мне и Люциусе.

— Я знаю, — голос Гермионы по-прежнему звучал очень слабо. — Он рассказал мне, потому что был в отчаянии.

Пэнси опустила глаза, а потом вновь подняла взгляд, устремив его в окно.

— Ты не должна казниться из-за этого, — Гермиона попыталась сесть в кровати, но, застонав, тут же медленно опустилась на подушки, — … что… со мной… такое?.. Почему… почему я не могу пошевелиться? Вы дали… какое-то лекарство?

Пэнси встревожено посмотрела на нее.

— Прости, но я не знаю. Когда приходил доктор из Мунго, я была еще дома.

— Приходил доктор?.. И что же он сказал?

Тут вдруг Пэнси странно поглядела на Гермиону и медленно поднялась с кровати.

— Ты ведь… Ты была в сознании, когда он был здесь. Драко упоминал, что он трансгрессировал в Уилтшир, когда ты еще приходила в себя в первый раз.

— Первый раз?

— Ты, разве, не помнишь?

— Чт… что ты такое говоришь?.. — помимо боли на сей раз тело Гермионы сковал неподдельный ужас. — Что со мной происходит? — голос ее задрожал, она заметалась в кровати, силясь подняться, но вдруг закричала и вновь упала на подушки. Ноги свело такой судорогой, что она едва вновь не потеряла сознание.

В комнату резко вбежал Драко и упал на колени рядом с кроватью, пытаясь успокоить Гермиону.

— Отец! — крикнул он. — ОТЕЦ!!

Вместе с Люциусом в спальню вбежали колдомедики.

Пэнси с каким-то исступлением смотрела на происходящее. Все случилось так быстро и неожиданно.

— Что здесь… — на пороге комнаты застыл Чарли, не в силах что-либо произнести от увиденного зрелища. Гермиона по-прежнему металась в постели с такой силой, что ее едва удерживали несколько целителей.

Вынырнув из оцепенения, Паркинсон быстро увела Чарли вниз. Ком застрял у нее в горле и мешал что-либо говорить, поэтому она лишь тяжело всхлипывала. Это было страшно и напоминало муки человека от заклятия Круциатус. Одно дело знать, как это бывает, но другое — видеть воочию такие страшные мучения. К тому же, вот уже несколько дней никто из целителей не мог поставить Грейнджер точный диагноз.

Вскоре в гостиную спустился Люциус.

— Я так и знал, что от этой грязнокровки хлопот будет больше, чем пользы, — раздраженно выплюнул он, наполняя стакан дорогим виски.

— Что с ней такое?! Что вы сделали? — вдруг вскинулся на него Чарли. Пэнси опустила руку на плечо мальчика — жест, призванный хоть немного успокоить его. Однако сам Люциус едва ли принял во внимание его слова, погруженный в свои проблемы.

— Чарли, тебе лучше успокоиться, — промолвила Паркинсон. — Иди к себе… Пожалуйста. Я потом приду, и мы поговорим, хорошо?

— Нет, я никуда не уйду!

— Совсем недавно ты сам пережил действие заклятия…

— А что еще я мог ожидать от этого дома?! — крикнул он, и казалось, только теперь сумел достучаться до внимания Малфоя-старшего.

Люциус медленно обернулся и вгляделся в его лицо, словно впервые увидел.

— Не слушай его... — пролепетала Пэнси, но одним лишь взмахом руки он заставил ее замолчать.

Чарли смотрел на него угрюмо, исподлобья. И не просто смотрел, а буравил его колючим взглядом. Люциус же словно проверял сына на прочность, и похоже, результат вполне его устраивал.

Но тут по среди гостиной вдруг материализовался домовик Воркотун и доложил о том, что у ворот особняка стоит человек, утверждающий, что за ним послал молодой хозяин Драко…





Двумя сутками ранее.

Когда все прекратилось, она едва дышала. Испарина покрыла ее лоб, и волосы налипли на лицо. Гермиона медленно потянулась убрать их, но Малфой опередил ее и с несвойственной до этого лаской погладил по щеке. Он выглядел довольно усталым, однако по-прежнему красиво и аккуратно.

— Тебе не обязательно сидеть здесь, возле меня… — слабо улыбнулась она.

Драко ничего не ответил на эту глупость, продолжая поглаживать ее лицо большим пальцем.

— То… что я тогда сказала… про чувства…

— Ты что, действительно не понимаешь, какое влияние имеешь на меня?

— Ты непредсказуемый, — продолжала она улыбаться. — Я поняла это, когда перед четвертым курсом на Кубке по квиддичу ты вдруг предупредил меня об опасности, — короткий смешок вызвал небольшой приступ боли в области грудной клетки.

— По-моему, тогда это было вполне предсказуемо, — приподнял он бровь.

— Не для меня, — Гермиона качнула головой. — Ведь ты всегда желал мне пыток Пожирателей.

— Это ты так думала. Как и сейчас… Я хочу знать твое мнение.

— Я предполагала, что ты хочешь позабавиться…

— И ты согласилась? Выходит, добровольно на это пошла? — он кривовато ухмыльнулся — Драко всегда так делал, если его что-то начинало волновать, и он пытался это скрыть. — Сначала отец, потом я…

Гермиона нахмурила брови и попыталась привстать, но у нее, конечно же, ничего не вышло.

— О чем ты говоришь?

— О вашей так называемой «брачной ночи», — поморщившись, бросил он небрежно.

— Ах, вот в чем дело… И ты все это время думал?.. — Гермиона прикрыла глаза. — Не было никакой брачной ночи, Драко. Люциус и пальцем бы ко мне не прикоснулся.

Заметное облегчение вдруг накатило на него. Малфой и сам до сих пор не осознавал, тяжесть груза, который тащил на себе. И вот теперь он упал.

— Я и не знала, что это так важно для тебя, я думала, тебе все равно…

— А тебе не надоело делать предположения, которые имеют отдаленное отношение к реальности? Приписывать другим причины и намерения, которых на самом деле нет? От одной мысли, что ты была с ним, меня воротило. А Финниган — этот грязный гриффиндорец, — Драко презрительно скривил губы, — я был готов вгрызться ему в лицо, потому что он дотрагивался им до тебя, когда никто… Никто не имеет права делать этого, кроме меня. Ты моя… Нет, не так. Ты со мной.

Гермиона всматривалась в ледяное пламя, сверкающее в его глазах, и губы ее едва заметно тронула горькая улыбка. Это все, на что ее хватило.

— Даже делая такое признание, ты умудряешься оставаться… Малфоем, — прошептала она и опустила ресницы, когда он потянулся поцеловать ее лоб.

— Никогда раньше не любил карие глаза. Другое дело — светлые, они более однозначны… — вымолвил вдруг Драко.

— Ну, спасибо… — улыбка вновь вышла слабой. Даже бледные губы отказывались ей подчиняться.

— За твои я бы утопил в крови целый город.

— Не нужно… город… — силы вновь покидали ее, — Грейнджер и Малфой — какая нелепость… — уже засыпая, вымолвила она, силясь в последний раз приподнять кончики своих губ.

(кликаем на цитату)

@темы: Новая глава, Коллажи/Картинки/Арты, Банши

URL
Комментарии
2014-08-24 в 23:37 

Kovalevskaya Maria
Мой ужасный ящик "вконтакте" коварно не хочет писать комментарии, но хорошо, что я могу выразить свою благодарность здесь! Огромное спасибо Вам за такое чувственно-нежное продолжение, и хотя меня огорчает болезнь Гермионы, но впечатления от этой части по большей части положительные.(Наверно, потому, что Малфой так мило и трогательно себя ведет. ) Вы просто замечтательный (да-да, именно так) автор, огромное Вам спасибо и, конечно же, побольше вдохновения на новую часть, ибо я умру в ее ожидании :beg:

2014-08-25 в 00:29 

Mary~Cherry
там, где скрываются сказки
Kovalevskaya Maria, большая Вам благодарность за теплые слова и пожелания! Рада стараться для любимых читателей :heart: :gh:

URL
2014-08-31 в 23:29 

Вы просто великолепно пишите! Я Ваша большая поклонница еще со времен "Одержимого". Но этот фик просто шедевр! Так нравится Ваш Драко, да и к Гермионе у меня хорошее отношение. Всегда с нетерпением жду продолжения такого замечательного фанфика. Жаль только, что ждать приходится долго, но это стоит того. Побольше Вам вдохновеия!

URL
2014-09-02 в 19:09 

Mary~Cherry
там, где скрываются сказки
Гость, спасибо, очень ценю Вашу преданность и теплые слова :friend: Над продолжением в этом фанфике, увы, да, работаю медленнее, но благодарю за Ваше терпение :)

URL
     

Бестиарий Мэри

главная